RU
Снижение объемов выбросов парниковых газов считается ключевым вопросом современной экологии, застрагивающим многие экономические и политические аспекты. Для решения этой проблемы планируется использовать технологии, развиваемые разными странами и отдельными отраслями. Как лучше применять такие технологии, обсуждалось на Петербургском международном экономическом форуме. Каким образом технологии атомной отрасли помогут развитию «зеленой» энергетики, а также о текущем статусе и перспективах развития сотрудничества России и Индии в атомной энергетике, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Владимиру Сычеву в рамках ПМЭФ сообщил генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачёв.
- Алексей Евгеньевич, атом и «зеленая» энергетика — сочетание, которое непосвященному человеку может показаться довольно необычным, тем не менее оно вошло в повестку глобальной энергетики. Подтверждением тому можно считать прошедшую в рамках ПМЭФ большую сессию по этой теме. Каким видит Росатом свою роль в «озеленении» энергетики - не только с помощью атомных технологий, но и с помощью технологий ветро- и гидроэнергетики? 
- Исходные цифры довольно тревожные - в общем объеме мировой генерации две трети занимает генерация на основе углеводородного сырья, причем в этих двух третях львиную долю, более 40%, занимает уголь. Это тревожные цифры, поскольку не надо напоминать, насколько выбросы от угольной генерации создают угрозы для человека и природы. Сюда добавляется и доля в более чем 20% газа, может быть, менее заметного с точки зрения негативного воздействия на человека, чем уголь, но дающего не меньший вклад в парниковый эффект, чем уголь. Четыре-пять процентов приходится на долю генерации за счет нефти и нефтепродуктов. Таким образом, глобальный экологический, экономический, политический вызов — уменьшение нынешней доли углеводородов в генерации за счет альтернативных источников энергии. Мы исходим из того, что будет расти доля атомной генерации, из этого исходит и большинство аналитиков, и если смотреть в горизонте до 2045-2050 годов, это кратное, практически в три раза, увеличение совокупных атомных мощностей. При этом, без сомнения, будут расти как доля, так и установленная мощность объектов ветроэнергетики и солнечной энергетики. Ключевым в этом вопросе являются оптимизация технологий и экономика, поскольку на сегодняшний день затраты на использование энергии ветра и солнца не позволяют считать эти направления однозначным выходом из сложившейся проблемы. 
- Как идут проекты Росатома по ветроэнергетике?
- Есть правительственная программа увеличения совокупной установленной мощности ветрогенерации к 2023-2024 году примерно до 3,7 ГВт с оборотом около 200 миллиардов рублей. Это амбициозная цель. Что уже у нас в заделе — это проект по созданию в нашей стране ветропарков общей мощностью 610 МВт. На первой площадке в Адыгее полномасштабные работы будут развернуты уже в следующем году, начало генерации планируется на 2020 год. Мы также участвуем в том тендере, которое объявило правительство на генерацию по всей стране.
- Известно, что Росатом будет и выпускать оборудование для ветроустановок. 
- Тут заключается наш общий подход — дело в том, что даже если бы не было требования правительства, мы все равно ставили бы целью максимальную локализацию производства такого оборудования на своих производственных площадях. На сегодняшний день локализация по адыгейскому проекту достигает 70%, весьма солидная цифра. Здесь включены предприятия нашего энергомашиностроительного дивизиона. Речь идет о локализации как разработок компаний, работающих на мировых рынках, создание лицензионных производств, так и о локализации российских разработок. У нас есть иностранные партнеры, в первую очередь это компания Lagerwey из Нидерландов. Второй «виток» локализации — это производство элементов для ветроустановок из композитных материалов. Мы на ПМЭФ подписали серьезное соглашение с Татарстаном о расширении в особой экономической зоне «Алабуга» нашего производства сырья для материалов из углеволокна. Таким образом, создание современных материалов, оптимальных по своим свойствам и стоимости, тоже входит в пакет Росатома по ветроэнергетике.
- А что вы скажете о технологиях Росатома для гидроэнергетики, а именно о мини-ГЭС? 
- Спрос на этом рынке есть. Речь идет о странах, где ландшафт, например гористая местность, не позволяет строить мощные сети. Недаром мы заключили первый контракт на поставки своих мини-ГЭС с Грузией. Такие установки производит дочернее предприятие нашего энергомашиностроительного дивизиона, венгерская компания «Ganz EEM». Мы заключили с одной из южноафриканских компаний соглашение о продвижения этого нашего продукта не только в ЮАР, но и странах к югу от Сахары. Большая потребность в мини-ГЭС у островных государств.
-  Какие еще страны могут стать покупателями мини-ГЭС от Росатома?
- Турция и Индия проявляют интерес. Я бы добавил сюда страны Юго-Восточной Азии — Индонезию, Филиппины. В последнее время активизировались политические и экономические контакты с Филиппинами. Президент Дутерте настроен на серьезную перезагрузку внешнеэкономической повестки и серьезно ориентирован на Российскую Федерацию. Будем предлагать им наш продукт.
- Одним из главных событий текущего года для нашей атомной отрасли стало подписание в четверг на полях ПМЭФ генерального рамочного соглашения с Индией о строительстве третьей очереди (пятый и шестой блоки) АЭС «Куданкулам». Каков статус наших атомных проектов с индийскими партнерами? 
- Не могу не сказать, что это достойный результат той работы, который подвели вчера наши лидеры. Премьер-министр Индии Нарендра Моди отметил, что реализация проектов в атомной сфере с Российской Федерацией для Дели является абсолютно позитивным фактом, самым лучшим примером не только с точки зрения существующего положения дел, но и перспектив развития, и что это флагманский пример для двустороннего сотрудничества Индии с другими странами. Россия была отмечена как главный партнер Индии в развитии ее атомной энергетики. 
Что касается проекта строительства третьей очереди "Куданкулама", то речь идет о поставке "ядерного острова" и машинного зала. Их стоимость порядка четырех миллиардов долларов. Одновременно был подписан кредит на финансирование проекта. Как обычно, мы кредитуем 85% стоимости финансирования. Ввод пятого блока в эксплуатацию намечен на 2024 год, ввод шестого блока — 2025 год. 
Что касается уже построенных блоков, то в 2016 году мы передали индийскому народу первый блок станции, сдали в гарантийную эксплуатацию второй энергоблок. Третий и четвертый блоки в стадии активного строительства. Идет подготовка к заливке в ближайшее время первого бетона, которая ознаменует начало фактического, полноценного строительства блоков. 
- Как оценивается специалистами работа первой очереди станции?
- У нас здесь очень хорошие показатели как по объемам генерации, так и по надежности работы блоков. Более того, достигнутые результаты даже превышают проектные показатели.
- Каким будет дальнейшее развитие сотрудничества Росатома с Индией по строительству АЭС?
- В декабре 2014 года было подписано так называемое совместное видение по развитию индийской атомной энергетики - фактически договор о намерениях по расширению сотрудничества. Этот документ предполагает строительство Россией в Индии в течение 20 лет не менее 12 атомных блоков по российским технологиям. Нарендра Моди сообщил вчера, что в ближайшее время индийская сторона сообщит нам, на какой новой площадке будет построена серия новых блоков АЭС российского дизайна из шести, может быть, восьми блоков. Мы предложим наши самые современные, более мощные энергоблоки поколения «три плюс» ВВЭР-1200, соответствующие так называемым «постфукусимским» нормам безопасности. Референтность этого проекта у нас есть — это шестой блок нашей Нововоронежской АЭС, работающий в режиме промышленной эксплуатации. Мы настроены на то, чтобы до конца года получить от Индии эту площадку и начать на ней изыскательские работы. 
- Какие еще технологии Росатом предлагает Индии?
- У нас подписано соглашение об использовании радиационных технологий примерно на 20 сельскохозяйственных объектах Индии. Для индийской стороны продовольственная безопасность является значимым вопросом, и применение ради
Компания UMATEX Group (дочернее предприятие Росатома) заключила соглашение с индийскими компаниями о локализации производства углеродного волокна в Индии. Это позволит экспортировать совместные индо-российские продукты. Также предусмотрена разработка и выпуск продуктов из композиционных материалов для массового рынка. 
Идут, но пока еще не вышли на финальную стадию переговоры о возможности использования российских опреснительных установок для обеспечения Индии пресной водой. Это тоже хороший пример нового продукта, который имеет большие перспективы выхода на региональные рынки с учетом конкретных потребностей отдельных стран и который можно будет включать в комплексное предложение Росатома этим странам. 
- Рядом с Индией расположена и площадка строящейся Росатомом первой бангладешской АЭС «Руппур» в составе двух блоков ВВЭР-1200. На каком этапе находится проект? 
- Он тоже активно развивается, на площадке АЭС до конца года намечено залить первый бетон. Кстати, от Индии к Бангладеш можно перебросить вот какой мостик — мы рассматриваем возможность приглашения индийских специалистов к участию в проекте «Руппур». Эту идею ранее на саммите БРИКС в Гоа предложила индийская сторона, наши бенгальские партнеры не возражают против такого подхода. Речь идет о привлечении индийских специалистов для подготовки кадров, технических консультаций. Наконец, нам не помешает участие индийских коллег и в самом строительстве, это поможет оптимизировать работы. Без сомнения, такой подход повысит уровень доверия бенгальской стороны к проекту АЭС «Руппур».


Источник: РИА «Новости»
Алексей Лихачёв: «Росатом активно участвует в «озеленении» энергетики»
Алексей Лихачёв: «Росатом активно участвует в «озеленении» энергетики»