Подготовкой комплексного контракта занималась команда «Русатом Оверсиз». Как проходила работа и какое значение контракт имеет для отрасли, рассказывает президент компании Евгений Пакерманов.
— В чем уникальность этой сделки?
— Так как мы достигли договоренностей о строительстве четырех блоков, пакет соглашений, связанных с их обслуживанием, получился очень большой. Это уникальный для Росатома опыт. Например, в Индии или Китае мы подписывали контракты о строительстве блоков парами, постепенно передавая значительную часть работы в зону ответственности заказчика. Здесь ситуация другая: мы взяли на себя полный объем работ, полную ответственность.
Мы впервые в истории подписали пакет одновременно вступивших в силу контрактов, охватывающих весь спектр услуг, которые Росатом может предоставить при реализации такого проекта. Обычно сначала подписывается EPC-контракт, через какое-то время - топливное соглашение, а уже когда станция построена, начинаются переговоры о сервисе. У нас получился интегрированный эффект — когда и заказчику, и нам было выгодно договариваться с самого начала о таком комплексном подходе. Ни в одном контракте не осталось незакрытых приложений. В мельчайших деталях проработаны все вопросы и нюансы наших взаимоотношений на десятилетия.
— Что контракт в Египте дает российской отрасли?
— Это большой гарантированный заказ на ближайшие 10-15 лет — основной период строительства и ввода в эксплуатацию. Ну а для заводов ТВЭЛ — заказ на все 60 лет. Кроме того, это наш первый контракт на строительство станции на Африканском континенте, в арабском мире. Для нас стратегически это очень важно: Египет, большой, влиятельный игрок в регионе, демонстрирует доверие к российским технологиям. Это существенно укрепляет наши позиции на международной арене. Африка и Азия — область будущего развития атомных технологий, и в основном наши потенциальные заказчики, контрагенты сосредоточены там. Естественно, они внимательно смотрят за тем, что происходит в Египте.
— Расскажите, как удалось учесть интересы всех компаний Росатома.
— Сложных моментов и бессонных ночей было много. Пожалуй, самая запоминающаяся история произошла год назад, когда мы окончательно согласовывали с египетскими партнерами EPC-контракт. Все защищали свои интересы. Подписывали документы уже под утро 31 декабря. Мы были настроены на победу и в итоге встретили Новый год с чувством выполненного долга.
Контракты тесно переплетены, и было важно сбалансировать интересы наших компаний. Нам удалось сделать так, чтобы участники переговоров чувствовали ответственность не за защиту интересов своих компаний, а за проект в целом. Все знали, что мы начнем его только после вступления в силу всего пакета контрактов. Это было серьезным стимулом, в пиковые моменты более 60 человек одновременно вели переговоры. Сложная координация, нахождение баланса интересов — в этом и была суть нашей работы. 
За три года ни разу не возникло такого внутреннего конфликта, решение которого потребовало бы привлечения высшего менеджмента госкорпорации. В спорных ситуациях разбирались сами, договаривались. В итоге, по моему мнению, все остались довольны, контракты получились достаточно сбалансированные. Поэтому могу подтвердить: на проекте работала отличная команда!

Источник: Газета «Страна Росатом»
Евгений Пакерманов: «Под полную ответственность»
Евгений Пакерманов: «Под полную ответственность»