В конце прошлого года в Париже на конференции ООН об изменении климата впервые за долгие десятилетия были приняты согласованные решения и зафиксированы обязательства стран по сокращению выбросов парникового газа. Документ подписали 175 стран. Цель Парижского соглашения в том, чтобы избежать глобальной катастрофы, сдержав потепление планеты на уровне 2 градусов, а в идеале - 1,5.

К 2030 году Россия планирует уменьшить выбросы парниковых газов до 70 процентов от базового уровня 1990 года. Вариант только один - реализовать программу развития безуглеродной энергетики.

НЕ ПАРИТЬСЯ И ЛЕГКО ДЫШАТЬ

В первом пункте Парижской конвенции это и подчеркивается: ключевой механизм решения глобальной задачи - развитие экологически чистых источников энергии, которые не выбрасывают в окружающую среду вредные вещества.

Людям нужны электричество и тепло, но зачастую плата за эти блага цивилизации - смог, который стал неотъемлемой деталью пейзажа крупных индустриальных городов.

Сегодня предприятия российской энергетики дают 38% выбросов твердых веществ, 35% соединений серы, 3% оксида углерода и 40% оксида азота от общего объема выбросов этих веществ. Главные загрязнители природы - угольные теплоэлектростанции.

Их основной побочный продукт - диоксид углерода, или парниковый газ. Он поглощает инфракрасное излучение, из-за чего происходит аккумуляция части тепла в атмосфере, а это ведет к повышению средней температуры окружающей среды. Газ влияет на теплообмен планеты и соответственно ее климат. Несмотря на принимаемые экологические меры, содержание CO2 в атмосфере хотя и незначительно, но увеличивается.

Оксиды азота формируют смог и являются одной из главных причин заболевания дыхательных путей и сердечно-сосудистой системы.

Диоксид серы так же негативно влияет на здоровье. «Живут» соединения серы несколько часов, но и этого достаточно, чтобы на голову пролился кислотный дождь. В этом смысле особенно вредны небольшие котельные с невысокими трубами, которых в каждом городе можно насчитать десятки.

Что может заменить уголь и мазут? Конечно, чистые источники энергии, к которым ООН относит не только солнце, ветер, воду, но и атомную энергетику. Причем атомная и альтернативная энергетика должны не противопоставляться друг другу, а дополнять энергобалансы стран. АЭС должны стать локомотивом в борьбе против климатических изменений.

КОМБИНАЦИЯ «ЗЕЛЕНЫХ» ГЕНЕРАЦИЙ

На прошедшем недавно в Москве международном форуме «Атом¬экспо» были озвучены такие данные: за последние 45 лет благодаря всем АЭС мира отсутствию выбросов СО2, предотвращены выбросы 56 миллиардов тонн углекислого газа. Российские атомные станции каждый год предотвращают выброс 711 миллионов тонн.

Расчет Международного энергетического агентства строился на сравнении энергетического потенциала урана и угля. 1 кг урана дает столько же энергии, сколько сжигание 98 тонн угля. При этом АЭС не выбрасывают в окружающую среду никаких вредных веществ.

Однако противники атомной энергетики убеждены в том, что спасти планету могут исключительно альтернативные источники энергии. Даже на парижском форуме было немало споров о том, что лучше - атомная или возобновляемая энергетика, какая из них может внести больший вклад в экологию.

По мнению главы «Росатома» Сергея Кириенко, основа безуглеродного энергобаланса - атомная энергетика, и ее нельзя противопоставлять возобновляемым источникам энергии. Вопрос лишь в том, каким должен быть их оптимальный баланс в мире и в каждой отдельно взятой стране.

- Важнейший вклад атомной энергетики - в гарантии стабильной базовой нагрузки, без которой невозможен ни один инвестиционный проект в промышленности, развитие экономики любой страны. Атомная энергетика - это и высочайший уровень предсказуемости цены. Если на тепловых станциях большая часть цены киловатт-часа - это цена сырья, то у АЭС цена топлива составляет 4 - 5% стоимости киловатт-часа.

При этом в Росатоме сегодня стала озвучиваться и тема развития ветроэнергетики. Проблема с ее воплощением заключалась в том, что отечественный машиностроительный комплекс все время находится в предстартовом состоянии, не зная, под кого обеспечить загрузку своих мощностей. Поэтому в Госкорпорации приняли решение перенести формирование заказа на собственные неатомные генерирующие компании.

-Мы понимаем, как устроена модель рынка, где ветрогенерацией можно заниматься. Но важна не технология строительства ветряков - они известны, а то, как ветряные станции интегрировать в общий «пакет» с АЭС, как они будут синергетически друг с другом взаимодействовать. Суть в том, что атомная энергетика получает заказ на базовую мощность в энергосистеме, а колебания спроса выравниваются киловатт-часами с ветроустановок, - объяснил генеральный директор АО «ОТЭК» (управление неатомными энергопроектами в Госкорпорации) Александр Корчагин.

Здесь возникает вопрос: придется ли догонять мировых лидеров ветроэнергетики? По темпам роста мы, безусловно, отстаем. Например, в мире объем инвестиций в альтернативную энергетику в прошлом году составил 330 млрд. долларов. У нас - значительно меньше. При этом правительство поставило задачу до 2020 года - вырабатывать 4% электроэнергии за счет возобновляемых источников. По факту же получается не больше 1,5 - 2%.

А вот по технологиям отставания практически нет. По прогнозам конструкторов и машиностроителей, технология развивается и КПД ветряков увеличивается, к сожалению, всего лишь пока на 0,5 - 1% в год. Так что прорыва ждать не приходится, но перспективы видны.

ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ

В Томской области Росатом реализует проект «Прорыв», название которого говорит само за себя. Прорыв будет заключаться в том, что новые технологии исключат вероятность тяжелых аварий на АЭС, а энергетический потенциал урана будет использован полностью (вместо 0,7% при использовании в традиционных реакторах), будет решена проблема накопления ядерных отходов.

Проект связан с использованием реакторов на быстрых нейтронах. «Росатом» является лидером в этом направлении. На Белоярской АЭС действуют два таких реактора мощностью 600 и 800 МВт.

Кроме того, Росатом рассматривает перспективы создания малых и мобильных атомных станций, которые могли бы использоваться для энергоснабжения северных городов. Сейчас по заказу корпорации на верфи Балтийского завода Петербурга сооружается первая в мире плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов».

Росатом ищет новые безуглеродные технологии и признает, что в них место есть и ветроэнергетике. Энергетические тренды меняются, а значит, мы можем надеяться, что с глобальными климатическими вызовами можно справиться.

КСТАТИ

А как за рубежом?

Объемы ввода новых электростанций, работающих за счет возобновляемых источников энергии, в 2015 году превысили объемы углеводородных станций: 164 гигаватт - возобновляемые ресурсы и 110 гигаватт - уголь и газ.

Лидер по строительству ветряных электростанций - Китай. Ежегодно его энергосистема прибавляет 20 гигаватт за счет ветряков. К 2020 году Поднебесная должна преодолеть запланированный уровень в 200 гигаватт.

Важно, что строительство «зеленых» станций Китай ведет силами собственного машиностроения. Что, кстати, позволяет ему выходить на зарубежные рынки ветроэнергетики - он участвует в проекте строительства мощного ветропарка в Мексике.

И если, например, в Германии строительство ветряков усиленно ведется после сокращения атомных мощностей, то в Китае ветер тоже не противопоставляют атомной энергии и развивают оба направления. В энергобалансе страны атомная и ветровая генерации составляют примерно одинаковый объем - 2,36 и 2,8 процента соответственно. Они призваны совместно вытеснить угольные станции.

В Евросоюзе ветер - третий по объемам источник энергии после газа и угля. В прошлом году ветрогенерация выросла на 12,8 гигаватт и достигла 141,6 гигаватт. Лидером в использовании возобновляемых источников энергии стала Германия, на ветряные станции которой приходится почти половина этого объема. Правда, за последние 4 года в Германии на 10% увеличились выбросы в атмосферу углекислого газа. Как известно, после фукусимской аварии страна сокращает генерацию АЭС и была вынуждена включить на полную мощность угольные электростанции, так как ветровой энергии для обеспечения ее нужд не хватало. Это еще раз говорит, что необходимо искать правильный баланс в безуглеродных видах энергетики.





Источник: «Комсомольская правда»