RU
В обнинском Физико-энергетическом институте (ФЭИ) разработали способ производства высокоактивного изотопа кобальт-60. 
«Я готов вложить все свои силы в развитие нашей лаборатории, нашего института, в развитие нашей страны», – заверяет 28-летний научный сотрудник ФЭИ Сергей Суров. У него сейчас очень интересная работа. Суров – научный руководитель программы производства высокоактивного изотопа кобальт-60.
Кобальт-60 известен много десятков лет, его производят в больших количествах практически все страны, обладающие ядерными технологиями, и Россия в том числе. Это, пожалуй, наиболее применяемый радиоизотоп в мире, и его название настолько на слуху, что даже одна французская рок-группа называется Cobalt 60. Изотоп производят обычно в крупных энергетических реакторах атомных электростанций. В России этим занимаются, например, на Ленинградской АЭС в Сосновом Бору. Да и во всем мире кобальт-60 – это дополнительный продукт, вырабатываемый на тепловых реакторах АЭС.
В Обнинске же еще в 50-е годы построили первый в Европе опытный реактор на быстрых нейтронах. Хитрость этой «машины» в том, что у нее коэффициент воспроизводства выше единицы – реактор, «сжигая» уран, производит плутоний в большем количестве. Это как в печку положить охапку осиновых дров, натопить ее и вынуть оттуда в полтора раза больше поленьев, но уже березовых. На сегодняшний день Россия оказалась единственной страной в мире, имеющей промышленные быстрые реакторы. Их всего два - БН-600 (1980 год) и БН-800 (2015 год). Оба работают в составе Белоярской АЭС на Урале. На всей планете ни у кого подобного нет. 
Почему мы вдруг заговорили о быстрых реакторах? Да потому что на них можно производить высокоактивный кобальт-60 с максимальной удельной активностью 300 Ки/г. А при наработке его в тепловых реакторах этот показатель в три раза ниже. Можно сравнить с автомобилями. Были, к примеру, только со скоростью 100 км/час, а появилась возможность строить машины, разгоняющиеся до 300 км/час. «Мы проделали большую и сложную работу по оценке возможной наработки кобальта-60 в реакторе БН-600, - рассказывает Сергей Суров. – Наша лаборатория совместно с коллегами из АО «ОКБМ Африкантов» разработали наиболее оптимальную конструкцию облучательных устройств и провели расчетное моделирование. Мы защитили свой проект на инвестиционном комитете Росатома». Затем в Росатоме посчитали, каким будет экономический эффект. После этого никаких сомнений не осталось – производство высокоактивного кобальта-60 сулит немалую выгоду. Уже известен срок, когда три облучательных устройства установят в реактор БН-600, – осень 2018 года. Затем настанет черед реактора БН-800.
Роль ФЭИ и лично Сергея Сурова – научное руководство всеми процессами, а в деле участвуют порядка десяти предприятий, входящих в периметр Росатома. По экономическим расчетам проект окупится уже через четыре года. Новый товар призван создать новый рынок. Сейчас просто нет таких устройств, в которых может применяться высокоактивный кобальт-60. А потенциальные покупатели уже заинтересованы. Изотоп с таким высоким уровнем активности позволит сделать более мощные и легкие установки и приборы, упростит решение многих народнохозяйственных задач. «Конечно, главное назначение быстрых реакторов – производство электроэнергии, - говорит Сергей Суров. – А возможность получать в них высокоактивный кобальт-60 - это вишенка на торте». 
Изотоп широко используется в радиоизотопных автономных генераторах электроэнергии на удаленных территориях (на Крайнем Севере, в Антарктиде и открытом море), в глубоководных аппаратах, космических кораблях, предназначенных для исследования дальнего космоса. Кобальт-60 дает гамма-излучение, стерилизующее медицинские инструменты и материалы, продукты питания, семена. Им же обеззараживают стоки очистных сооружений. Изотоп применяется в гамма-дефектоскопии для проверки качества изделий из металла. С помощью кобальта-60 происходит радиационная модификация полимеров. 
Например, полиэтилен, обработанный гамма-излучением, становится очень прочным и может долго служить для теплоизоляции трубопроводов. Кобальт-60 – источник энергии в хирургических гамма-ножах, которыми оперируют опухоли головного мозга.


 

Источник: «Знамя»