В сентябре реактор первого энергоблока АЭС "Сэндай" в Японии был выведен на полную мощность, пройдя все тесты на соответствие новым нормам безопасности. До настоящего времени с момента перезапуска 11 августа он работал в тестовом режиме.

АЭС "Сэндай" стала первой японской станцией, где была возобновлена работа реактора после аварии на АЭС "Фукусима-1" в 2011 году. Для таких стран, как Япония, альтернативы атомным электростанциям нет, убежден член Комитета Государственной Думы по энергетике Владимир Поцяпун. Далеко не все атомные реакторы в Японии были остановлены сразу после Фукусимской катастрофы. С марта 2011 года по май 2012 года работа большинства японских АЭС была приостановлена постепенно. После этого работали некоторое время еще два блока (с июля по сентябрь 2013 года). До катастрофы на "Фукусиме" Япония располагала 54 действующими атомными реакторами на 19 АЭС (третье место в мире после США и Франции и первое в Азии) и строила еще 2 энергоблока. АЭС Японии вырабатывали около 32 % необходимой стране электроэнергии, и нельзя же было такую страну с ее мощной промышленностью оставить без электричества. Невозможно мгновенно выключить все АЭС и не предложить ничего взамен, страна бы просто задохнулась.

В 2012 г., в результате приостановки работы АЭС, общая выработка электроэнергии в стране снизилась и изменилось распределение долей в выработке электрической энергии — доля сжиженного природного газа по сравнению с 2010 г. увеличилась с 33% до 47%, доля нефти выросла с 4% до 19%. Значительно возросли и затраты на закупку энергоносителей — в 2012 г. соответствующая статья расходов увеличилась на 3,2 трлн иен ($32,3 млрд), и рост продолжается. Ядерная энергетика была национальным стратегическим приоритетом в Японии, как страны в значительной степени зависящей от импорта топлива. Поэтому правительство страны предприняло множество шагов для возобновления работы АЭС. Предполагается, что АЭС смогут возобновить производство электричества после того, как будет подтверждено их соответствие новым, более строгим стандартам безопасности и после получения разрешений от местных органов самоуправления. Совершенно понятно, что отказ Японии от использования атомной энергии, если бы такое решение было принято, оставил бы без работы несколько десятков тысяч занятых в этой отрасли сотрудников и лишил доступа к относительно дешевому электричеству тысячи промышленных предприятий.

Развивать атомную энергетику или нет — внутреннее дело каждой страны, но японцы же не дураки, они видят, что их ближайшие соседи и конкуренты Китай и Южная Корея активно развивают атомную энергетику: в Китае уже эксплуатируется 23 энергоблока, 26 строятся и еще 39 запланировано построить. В Южной Корее 24 блока действуют и 4 строятся. Нельзя им забывать и об Индии — 21 энергоблок и 6 строится. Кроме этого, активно развивать эту отрасль приняли решения страны как раз богатые другими энергоресурсами или огромными запасами другого сырья для развития промышленности. Ближний Восток: Саудовская Аравия — планирует построить 18 энергоблоков, строят АЭС в ОАЭ, в Турции, в Иордании; в Африке ЮАР в дополнение к 2-м действующим блокам планирует построить еще 18, только в этом году о подобных решениях объявили еще ряд африканских стран, включая Египет. А еще есть страны Южной Америки, страны Азии, уже имеющие или еще не имеющие атомной энергетики, но объявившие желание ее создавать и развивать.

В таких условиях Японии, основным источником богатств которой является развитая промышленность, надо было или отказаться от атомной энергетики и обеспечивать промышленность более дорогими источниками электроэнергии и терять конкурентоспособность, или сохранить атомную энергетику, хотя бы ее часть. Возобновление работы первого энергоблока АЭС "Сэндай" показывает, к какому решению они пришли, очевидно, что Япония сделала выбор в пользу атомных электростанций. Сегодня в стране ужесточены требования к безопасности в атомной сфере, учтены прошлые ошибки.

Что касается уроков для других стран, то после аварии на "Фукусима-1", все АЭС мира провели так называемые стресс-тесты, масштабные исследования, просчитывая гипотетические, возможные запроектные опасности и риски, связанные со стихийными бедствиями (землетрясения, цунами, наводнения, ураганы, смерчи и т.д.), и продумывая все варианты обеспечения безопасной работы станций в подобных ситуациях. Их результатом стали мероприятия по модернизации АЭС, обеспечению, главным образом, резервным электропитанием от независимых источников и создание запасов резервной воды для охлаждения активных зон реакторов и отработавшего ядерного топлива. Россия сделала это одной из первых. Мы пережили Чернобыль, учились и на своих, и на чужих ошибках, поэтому и наши технологии безопасности сегодня лучшие в мире.

А взаимоотношение между Россией и Японией в атомной сфере не прекращалось. Один из примеров тому — приглашение специалистов Росатома к работе по ликвидации последствий аварии на Фукусиме, а именно создание установки по очистке радиоактивной воды. Насколько мне известно, все старые контракты также выполняются. Россия обеспечивает более 40 процентов мирового рынка гексафторида урана, из которого производится ядерное топливо, от наших поставок в той или иной степени зависят большинство стран, использующих АЭС. Этого удалось добиться не только потому, что мы "стартовали" первыми в области мирного атома, и даже не потому, что у нас много урана, а скорее благодаря тому, что усилиями наших выдающихся ученых, инженеров, рабочих мы смогли создать технологии, оборудование, материалы, которые большинство стран просто не в силах повторить. И мы развиваемся, нам есть что показать не только в области безопасности, но и в экономической привлекательности использования наших проектов и технологий: не случайно именно у нашей страны самый большой объем заказов на строительство АЭС, десятилетний портфель зарубежных заказов Росатома превышает 100 миллиардов долларов.



Источник: «Парламентская газета»