Мир, в котором мы живём, диктует свои законы. И первейший из них: движение есть развитие технологий. А те, в свою очередь, могут развиваться при условии, что на эти цели тратят средства. Именно вложения в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) показывают уровень развития стран, отраслей и компаний. Как в условиях кризиса российские высокотехнологичные лидеры инвестируют в будущее?

Выше высоких

«В 2015 г. мы направили на НИОКР 4,5% от общей выручки, в этом году запланировали амбициозную задачу - сохранить тот же уровень», - сказал Вячеслав Першуков, заместитель гендиректора - директор блока по управлению инновациями Росатома.

Батарейка по наследству. Атомщики создали революционную технологию

Почему «сохранить» - задача амбициозная? Потому что в прошлом году помимо собственных средств Госкорпорации и выручки от гражданских разработок предприятий ядерного оружейного комплекса на это шли бюджетные деньги по федеральным целевым программам. В этом году по понятным общеэкономическим причинам финансирование НИОКР из госбюджета существенно сократилось.

«Оно практически заканчивается, - пояснил В. Першуков, - остались только капитальные затраты, чтобы построить новые объекты в области меганауки или ядерной и радиационной безопасности». То есть сохранить вложения на прежнем уровне один из инновационных российских лидеров может, только увеличив долю финансирования из собственной прибыли. Это реально, поскольку, по словам заместителя гендиректора Госкорпорации, растут заказы в области НИОКР предприятиям ядерного оружейного комплекса от гражданского сектора.

Вообще-то, инвестиции в НИОКР на уровне 5% и выше по отношению к объёмам продаж экономисты считают характерными для наиболее динамично развивающихся отраслей: IT, фармацевтика, биотехнологии. Атомную отрасль к этой группе обычно не относят - её технологии и разработки, как правило, требуют слишком больших вложений. Но наши атомщики вкладывают в НИОКР даже больше, чем некоторые компании этой группы (см. инфографику).

innovaz.jpg


По словам Николая Кузелева, профессора МИФИ и замдиректора Научно-исследовательского института интроскопии ООО «МНПО «Спектр», объёмы больше только у таких гигантов, как «Сименс» и «Тошиба». «За ниокровские деньги всегда шла борьба, - говорит профессор. - И даже когда в Минатоме выделяли 3%, это были большие средства, на которые велись серьёзные разработки. Причём неважно, есть кризис или нет, потому что разработки важны во все времена, а в кризисные - особенно».

Круговорот мыслей и денег

Преодолеть зависимость от импорта технологий невозможно без форсированного научно-технологического развития, считает Сергей Салихов, директор департамента науки и технологий Минобрнауки России. И ключевую роль в этом, по его словам, играет крупный бизнес, Госкорпорации и компании с госучастием. Министерство видит всплеск интереса к исследованиям и разработкам - в атомной отрасли в том числе.

В Госкорпорациях, по словам Людмилы Огородовой, замминистра образования и науки, даже создают подразделения, где занимаются выявлением, оценкой и постановкой на учёт результатов интеллектуальной деятельности. Хорошим примером управления знаниями она считает атомную корпорацию.

«Прибыль растёт от успешности НИОКР, а объёмы самих разработок растут вместе с прибылью. Это такой круговорот мыслей, их воплощения и материализации в виде денег», - убеждён Николай Кузелев. Если в 2014 г. общий объём выручки атомщиков составил 618,3 млрд руб., то в 2015-м - уже порядка 650 млрд руб. Он видит в этом немалую заслугу НИОКР.

Источник: Еженедельник "Аргументы и факты"