Генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев дал телеканалу «Россия 24» эксклюзивное интервью об итогах 2019 года, стратегии на будущее и о планах на юбилейный для российской атомной отрасли год. 
- Алексей Евгеньевич, здравствуйте!
-Добрый день!
- Каким для Вас стал 2019 год, буквально в двух предложениях? 
- В целом успешным, достаточно сложным, он стал годом старта целого ряда новых направлений, о которых мы даже в 2018 году не могли и мечтать. 
- Одним из таких пунктом стала ПАТЭС (плавучая атомная теплоэлектростанция – Прим. ред.)?
- Это - один из главных результатов. Он крайне важен для нас как подтверждение на деле нашего лидерства в реакторных технологиях. Он важен и для всего всемирного технологического ландшафта атомной энергетики, потому что это то, о чем сейчас говорят практически все страны – и обладающие ядерными технологиями, и новички – в малом размере, в размере проверенном – а наши реакторы, которые работают на плавучей станции, имеют очень большие референции в двигательных установках, судовых установках. Вот в этом очень большой вектор развития всей будущей атомной энергетики. 
- Какие последние новости приходят из Певека (место базирования ПАТЭС – Прим. ред.)? 
- Все идет штатно, сеть наполняется нашим электричеством, станция набирает все более и более серьезные обороты. Мы считаем, что не только новацию атомных технологий мы принесли в город. Мы принесли в город новое измерение, вектор развития. 
Вообще 2019-й прошел под знаком Арктики. Отметили юбилей Атомфлота, спустили на воду «Урал», и «Арктика» начал ходовые испытания. Что еще произошло в этом направлении?
- Прошлый год был годом национального разворота к Арктике. Это видно и в работе месторождений, мерах поддержки, которые оказываются бизнесу, в том числе и частному, который всерьез разрабатывает арктические территории. Нам очень важно было спустить на воду третий ледокол «Урал», теперь все три на плаву. «Арктика» находится на ходовых испытаниях. Правительство приняло решение о строительстве еще двух новых ледоколов. Впервые ледоколы строятся не только, даже не столько за счет бюджетных денег, половину из 100 млрд рублей госкорпорация потратит из собственных средств. Историческое решение Президента (РФ В.В. Путина – Прим. ред.) реализуется о создании ледокола нового поколения. Флагманский проект будет реализовываться на верфи "Звезда", но в большой кооперации. Конечно, с нами, с нашими реакторными предприятиями, с конструкторами, с разработчиками, конечно же, с уже набившими руку в этой работе балтийцами. Я уверен, что это будет своеобразный национальный проект. 
- Объем перевозок по Северному морскому пути вырос за год, поправьте меня, в два раза?
- Да, практически в два раза. Точная цифра выглядит следующим образом – наш план был в том, чтобы прийти от 16 млн тонн в 2018 году к 26 (млн тонн – Прим. ред.). План мы реализовали в середине ноября, примерно на 14 ноября 2019 года. Новый год подарил нам очередной рекорд – 30 млн тонн. Для сравнения – абсолютный рекорд СССР в Арктике – это 6 млн тонн.
- За счет чего это происходит? 
- В первую очередь, за счет тех самых инвестпроектов, которые реализуются активно в Арктике. Проекты «Новатэка» - «Ямал СПГ». Но так уже всерьез подтянулась по объемам, значимости, влиянию новопортовское месторождение нефти. Оно тоже реализуется в альянсе частных компаний и «Роснефти», там конечно огромный потенциал роста. 
Два очень важных момента подчеркнул бы. Во-первых, нужна совершенно другая ледокольная флотилия, мы этим занимаемся. Ледоколы должны ходить, как в расписании. Пойдет битва за каждый доллар в себестоимости перевозок. Нужно обеспечить движение с коммерческой скоростью не менее 10-12 узлов в час. Это порядка 20 км. в час. Мы видим перспективу до 2050 года увеличения в разы потребления энергии вообще, а чистой энергетики в частности. В этом смысле поставки газа, СПГ, в первую очередь, имеют большое значение. Мы готовимся к этому. 
Один из результатов ушедшего года – утверждение Председателем Правительства РФ инфраструктурного плана развития Северного морского пути до 2035 года. Мы сейчас живем в параметрах нацпроекта, но понимаем, что в 2024 году жизнь не заканчивается. Решая вопросы, сформулированные в Указе Президента, мы должны думать не только о показателях нацпроектов, но и достижении целей – лидерства России – технологического, экономического. Конечно же, кратное увеличение производительности труда, российского экспорта. 
- Что касается инфраструктурного плана, какие цели себе ставите? 
- Наши традиционные ледокольные компетенции. В этом плане наше лидерство абсолютно бесспорно, в логистике вообще, в том числе, цифровой. И в портах обслуживания, и в системе связи, навигации, подготовке кадров – это тоже своеобразный национальный проект. Без взаимодействия с «Роскосмосом», «Ростехнологиями», нашими судостроителями эту проблему не решишь. Ледоколы – это лишь малая часть большой ледокольной флотилии. Должны появиться грузовые суда арктического класса, порты перевалки грузов, транзитные точки до входа и после входа на Северный морской путь. Это большой задел работы практически для всех отраслей промышленности. 
- Мы пока не говорили о развитии АЭС… 
- Я не забывал о них ни на минуту. Новый рекорд по выработке электроэнергии, превысили 208 млрд киловатт часов. Самый приятный факт – ввод в промышленную эксплуатацию 7-го блока Нововоронежской АЭС, это такая новая двублочка, 2400 мегаватт, поколение «3+». Такого нет нигде в мире. Я скажу больше, такого не заложено нигде в мире. Мир очень интересуется, народ едет, как на экскурсии в Эрмитаж со всех концов света. Это тот случай, когда мы предлагаем тем же нашим партнерам в Узбекистане готовый блок к реализации, готовы показать все. 
Кстати, продвинулись очень хорошо в прошлом году и по аналогичному блоку на Ленинградской станции. Он тоже 2400 мегаватт, поколение «3+», но это немного другой проект по своей сути, в тех же технологиях, но с другими проектными решениями. Его, например, мы реализуем в Белоруссии, будем реализовывать в Венгрии. Мы сдали дизайн-проект. Это первый в Европе сданный дизайн-проект заказчику по поколению «3+», по выполнению всех «постфукусимских» требований безопасности. 
На других станциях - серьезное поступательное движение. «Аккую» (Турция – Прим. ред.) - одновременно мы ведем 4 блока, каждый из них со своей скоростью развивается. На «Руппур» (Бангладеш – Прим.ред.) - все новые и новые отметки. Устанавливается тяжелое оборудование. Напряженно, но в сроках. Неплохо поработали в Китае. Теперь четыре блока находятся в промышленной эксплуатации у КНР, но и законтрактовали достаточно большие объемы новых блоков. 
Появились новые направления – работа по реакторам на быстрых нейтронах, работа, связанная с РИТЭГами (радиоизотопные термоэлектрические генераторы – Прим. пер.), - они уже работают в китайских луноходах. Везде, где мы работаем, а это около 15 стран, где есть объекты, и около 35 стран, где те или поставки, весьма положительные результаты – у нас очередной рекорд по зарубежной выручке, рекорд по выручке по новым продуктам. Бенгальцы вполне осознанно говорят, что количество двух блоков, которые мы строим, их устраивает, но только на сегодня. Возможно удвоение заказа. Египет – тоже известный пример. Это очень важно, важен и Узбекистан. 
Ну и не могу не затронуть Индию. Достаточно активно идет работа на 3-м и 4-м блоках АЭС «Куданкулам», первые два в эксплуатации. 5-й и 6-й блоки законтрактованы, началось создание оборудования длительного цикла изготовления. У нас такое рассчитывание на много лет вперед, планирование поставок оборудования на наши станции. 
- По ряду проектов вы создаете новые отрасли, в частности, по борьбе с отходами I и II класса опасности..
- Речь идет о федеральном проекте «Цифровая экономика». Это направление квантовых вычислений, создание квантового компьютера. В среднесрочной перспективе ни в одной стране нет планов создания компьютера промышленного масштаба для постоянного пользования. Речь идет, как правило, о промежуточных моделях, то есть, создании опытных образцов. Мы должны в эту гонку вступить, и если не национальный проект, то национальную программу квантовых вычислений за этот год мы тоже взяли на свой борт.
Это - новые вещества. Серьезно и с учеными российскими, и производственниками – лидерами индустрии обговорили возможные направления. Это точно работа по композитным материалам, аддитивным технологиям, редкоземельным металлам, конструкционным материалам. 
И то, о чем вы сказали. В стране определен федеральный оператор по работе с промышленными отходами I и II класса опасности. Это - наиболее сложная задача. Оператором таким стал «РосРАО» - наше предприятие, имеющее огромный опыт работы с радиационным наследием. Огромный международный опыт, многие наши проекты международные. Я думаю, что решение было принято по совокупности. Есть необходимая производственная база, замкнули весь цикл работы с ядерными отходами. Мы обладаем достаточно серьезным кадровым потенциалом, сможем выстроить проект стратегический, мощный и глобальный. Необходимо в ближайшие годы переоборудовать четыре завода по нейтрализации химоружия, перевести их в новый промышленный цикл, загрузив при этом производственную программу, обеспечив рабочие места. 
Самое главное – создать систему ненакапливания, постоянного уничтожения, утилизации тех промышленных отходов, самых тяжелых, критических, которые наша промышленность генерирует в достаточно больших объемах. Речь идет о млн. тонн этих отходов. Мы будем стараться, чтобы выполнять все вехи национального и федерального проекта «Экология». Если вы помните, Президент (РФ В.В, Путин – Прим. ред.) очень точно сказал на совещании перед новым годом по нацпроектам, что важно не сколько заводов введено, нормативных актов принято, важно, насколько уменьшатся выбросы, когда население почувствует, как минимум, отсутствие риска экологических обострений, поддержат эти проекты. В этом смысле работа с общественным мнением, показ людям нашей работы для меня очень важный компонент. 
- Наверняка, есть и цифровые показатели достижения тех или иных целей. 
- Стратегия, которая писалась в начале 10-х годов, исполнена. Отработанные 10 лет говорят о том, что мы не просто их достигли, а еще и перевыполнили. В ходе дискуссии с моими товарищами, в ходе «мозговых штурмов» в Госкорпорации родилось понимание, оно называется «видение 2030» - это состояние Госкорпорации, в которое нам бы хотелось прийти в 2030 году. Это примерно трехкратное увеличение выручки, до 4 трлн. рублей. Возрастание доли роли новых продуктов - до 40% - в наших экономических показателях. Заметное превышение - 50% - по зарубежной выручке. Мы должны минимум в три раза вырасти по своим объемам, оборотам, при этом почти до половины дойти по объему новых продуктов и технологий, и всерьез перевалить половину с точки зрения зарабатывания за рубежом. Я думаю, что минимум пять технологий должно быть таких, где как мы и в ядерных технологиях станем общепризнанными лидерами. 
- В этом году юбилей Победы, юбилей Росатома. Как будете отмечать оба праздника? 
- Будем сначала вместе со всей страной отмечать 75 лет Великой Победы. Святой праздник для каждой семьи. Особенно святой для нашей отрасли, потому что мы ровесники победы. После этого начнем свой масштабный юбилей. Адресат этого юбилея, в первую очередь, - наш человек, во всех смыслах этого слова. Это, конечно, наши ветераны, работники нашей отрасли сегодняшней. Главный лозунг - «Нам есть, чем гордиться» - в равной мере относится ко всем. Мы очень хотим, что это мероприятие стало заметным для каждого россиянина. Оно завершится международным событием – Всемирной атомной неделей – съездом сторонников атомных технологий. Точка базирования основных мероприятий будет в наших городах, но ряд международных, научных, молодежных мероприятий пройдут в Сочи. Приложим все усилия, чтобы этот год им запомнился, стал заметным событием в повестке дня всей страны. Нам правда есть, чем гордиться.



Источник: Телеканал «Россия 24»
А.Е. Лихачев: «2019 год стал годом старта целого ряда новых направлений»
А.Е. Лихачев: «2019 год стал годом старта целого ряда новых направлений»