Общий баланс 2015-го здесь подведут и обнародуют - в рублях и киловаттах - чуть позже. А недавно на корпоративном совете с участием общественности итожили и оценивали другие результаты, для которых нет стандартных единиц измерения, а есть лишь задачи: прозрачное ведение бизнеса, равная для всех конкурентная среда, внятная система закупок, противодействие коррупции во всех ее формах. И нам в "РГ" показалось важным присмотреться, что и в какую сторону изменилось в атомной отрасли за этот и предшествующие годы.

За точку отсчета возьмем октябрь 2011-го. Тогда в нашей газете под заголовком "Агент 0707@rosatom.ru" вышло развернутое интервью Виктора Братанова, руководителя новой для Росатома структуры - департамента защиты активов. И тогда же нам дали понять, что это не та служба, которая станет отмазывать "своих" от прокуратуры, ФСБ, полиции и всеми способами защищать честь мундира. А этим, увы, и по сей день грешат службы внутренней безопасности в больших коммерческих структурах.

В Росатоме изначально определились: наводить порядок и противостоять скрытой коррупции можно только с привлечением широкой общественности. Поэтому в Госкорпорации был создан Совет по повышению прозрачности в деятельности Госкорпорации "Росатом". А в его состав наряду с представителями малого бизнеса, Антимонопольной службы, научного и вузовского сообщества вошли руководитель Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл - Россия" Елена Панфилова и председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Елена Панфилова свою оценку закупочной деятельности Росатома, борьбе с хищениями и коррупцией уже давала на наших страницах ("Диалог как признак очищения" - "РГ", 05.10.2011 г.). Куратор проекта Общенационального народного фронта "За честные закупки" Александр Гетта о схожих темах говорил на недавнем форуме поставщиков атомной отрасли ("Как вечный спор снаряда и брони" - "РГ", 16.10. 2015 г.).

- Мы, конечно, не все "зачистили", - признался тогда же Сергей Кириенко. Но это работа, как он выразился, "гигиеническая", и будет проводиться на постоянной основе.

Обращаясь к поставщикам и подрядчикам, глава Росатома дал понять, что на сигналы общественности о возможных злоупотреблениях следует реагировать так же, как и на жалобы хозяйствующих субъектов по закупочным процедурам. И то и другое в приоритете. Именно с этой целью - для усиления общественного контроля - в Госкорпорации внедрена система арбитражных комитетов и открыта "горячая линия".

Статистика здесь такая: с начала работы арбитражной системы Росатома получено более 4,5 тысячи жалоб на закупочные процедуры. Экономический эффект от решений, вынесенных арбитражными комитетами атомной отрасли, составил 673 миллиона рублей. За девять месяцев нынешнего года поступило 699 жалоб, это на 15 процентов меньше, чем было год назад.

На телефон "горячей линии" с начала 2015-го пришло 386 сигналов о возможных злоупотреблениях при проведении торгов. За то же время в следственные органы МВД и ФСБ России из корпорации в инициативном порядке переданы сведения о 79 правонарушениях коррупционной или иной направленности.

Результативность "горячей линии" и ее важную роль в очищении от мздоимцев особым образом выделяет Кирилл Кабанов. Как член Совета по повышению прозрачности в работе атомной Госкорпорации и член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, он принимал участие в обсуждении совсем свежего, декабрьского, доклада Виктора Братанова о том, что сделано и делается в Росатоме для искоренения коррупции. И чем этот опыт может быть полезен для других компаний и организаций, контролируемых государством. В докладе и во время обсуждения приводилось много цифр и сравнительных данных.

"Примечательно, что за период действия "горячей линии" доля анонимных сообщений снизилась почти вдвое - с 61 процента в 2011-м до 37 процентов в нынешнем году, - акцентировал важную перемену Кабанов. - Полагаю, что данное обстоятельство следует считать объективным подтверждением роста доверия работников отрасли к ее руководству и антикоррупционной зрелости персонала. А в целом это указывает на эффективность мер противодействия коррупции, которые предпринимаются в Росатоме.

По словам эксперта, этой работе "присущи нацеленность на результат, системность и, что весьма важно с точки зрения институтов гражданского общества, прозрачность и активное использование инструментов общественного контроля".

"Сказано - сделано"

"В первой половине 2011 года 48 топ-менеджеров предприятий Росатома привлечены к ответственности, 12 - уволены, по итогам проведенных проверок в правоохранительные органы передано 12 материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Сейчас цели сформулированы более остро и более жестко. В Росатоме необходимо повысить эффективность внутренних механизмов самоочищения. Чтобы в том числе и собственными силами выявлять коррупционеров и проводить профилактику. Это гораздо важнее, чем раз за разом ловить мошенников за руку и сдавать их прокурорам.

Наша задача сегодня - не просто "зачистить площадку", а отстроить работающую полноценную систему противодействия коррупции в отрасли, которая включает в себя внутренний контроль и аудит, контроль за соблюдением единого стандарта закупок и арбитраж, а также мероприятия по профилактике и предотвращению экономических преступлений".

Виктор Братанов, начальник департамента защиты активов Госкорпорации "Росатом" - в интервью "Российской газете", 05.10.2011 г.

Дословно

"Громкие отставки и уголовные дела - совсем не главные показатели и уж точно не ориентиры, на которые мы нацелены, - формулирует Виктор Братанов свои задачи в деле защиты активов. - Противодействовать хищениям и мошенничеству в Росатоме начали задолго до моего прихода. И с самого начала мы ведем работу, невзирая на должности, связи, высокое покровительство или былые заслуги... У нас нет табу на высоких должностных лиц. Нарушил, проворовался, пошел на сделку с совестью - отвечай".
Источник: "Российская газета"